kanaev55 (kanaev55) wrote,
kanaev55
kanaev55

Category:

Военная наука на службе ... ИГИЛ (о тактике ведения боя формированиями ИГИЛ).

На ранних этапах войны во время наступления ИГИЛ (организация запрещена в России) делало упор на атаки небольших мобильных групп. Они проникали в города, брали под контроль местный криминалитет и, используя его возможности, проводили дезорганизацию обороны противника изнутри. Навыки маскировки позволяли быстро рассредоточиться и слиться с гражданским населением. Именно так в 2014 году были взяты Мосул, Эр-Рамади, Эр-Ракка, Дайр-эз-Заур и Пальмира.

Характерный тактический почерк ИГИЛ — минирование дорог и троп. Например, в Дамаске и Алеппо отряды действовали в такой последовательности: минировали местность, затем наносили короткий и мощный огневой удар, после чего отступали, сопровождая свой отход минометным обстрелом. Для атаки широко использовались мобильные реактивные системы залпового огня (РСЗО), малокалиберные автоматические пушки и пулеметы, установленные на легких пикапах и джипах. Когда войска ИГИЛ пытались преследовать, противники нередко оказывались на минных полях.

Большинство операций осуществлялось группами в 6–8 или 15–30 человек, вооруженных противотанковыми управляемыми ракетами (ПТУР) и несколькими пулеметами. Они работали в основном ночью, используя приборы ночного видения, и поражали танки и другую бронетехнику сирийской армии на расстоянии 2–3 км. При этом они умело использовали ПТУР не только против бронетехники, но и для выбивания личного состава противника с позиций в домах и различных постройках.

В обороне

На части территорий, подконтрольной «Исламскому государству», идет настоящая тоннельная война. Например, в пригороде Дамаска ИГИЛ занимает оборонительные позиции и главные сражения здесь разворачиваются не на поверхности, а в лабиринтах подземных коммуникаций. В тоннелях находится все, что нужно для выживания и ведения войны: продукты питания, вода, оружие, боеприпасы и взрывчатка.

Подземные ходы бойцы «Исламского государства» могут использовать также для подрыва жилых зданий, больниц, школ и других социальных учреждений Дамаска. Одна из целей таких диверсий — расшатать ситуацию, обвинив в гибели мирных жителей сирийскую армию.

Не случайно ИГИЛ с самого начала размещало свои склады, штабы и огневые позиции РСЗО внутри населенных пунктов, используя жителей в качестве живого щита. С той же целью боевиками делают детей и подростков: например, на заставах и блокпостах в районе города Хавиджа, где «Исламскому государству» противостоят отряды курдского ополчения, появились «львята халифата» — мальчики-воины моложе 16 лет.

Бойцы ИГИЛ грамотно использовали особенности местности и сооружали сложную систему инженерных заграждений, сеть подземных командных пунктов и укрытий, связанных между собой. Подземные ходы достигают протяженности в сотни метров, благодаря чему боевики относительно легко уходят от авиа- и артиллерийских ударов, перебираясь из одного населенного пункта в другой. Судя по фотографиям и отзывам очевидцев, некоторые лазы даже оборудованы камерами видеонаблюдения, системой связи и вентиляцией.

Смена тактики

Если действия террористов в 2013-м — начале 2014 года прежде всего подчинялись правилам партизанской войны и командиры разных групп практически не координировали действия с соседом, то уже ко второй половине 2014-го группировки начали сливаться в более крупные подразделения, которые при необходимости с легкостью распадались на мелкие отряды. После укрупнения было создано объединенное командование ИГИЛ, что позволило лучше координировать действия, распределять оружие и в результате увеличить военный потенциал.

После захвата Мосула в руки боевиков попали 2,3 тыс. бронеавтомобилей. У иракской армии были отбиты американские танки М1А1М «Абрамс», десятки танков Т-54 и Т-55 советского производства и их китайские аналоги. Бойцы начали комбинировать применение мобильных отрядов на легких пикапах, оснащенных крупнокалиберными пулеметами и автоматическими пушками, с использованием гусеничной бронетехники, реактивной и ствольной артиллерии. Некоторые ухитрялись поставить на свои пикапы сдвоенные и даже счетверенные пулеметы. Устанавливались также самодельные пусковые установки для 57-мм неуправляемых ракетных снарядов (НУРС). Точность ударов у этих систем небольшая, но моральный дух они поддерживают неплохо.

Типичный бой выглядит так: сначала выступают пикапы с 23-мм автоматическими зенитными пушками и 106-мм безоткатными орудиями, которые подавляют обнаруженные огневые точки. Затем выдвигаются боевики со стрелковым оружием. Если оборону прорвать не удается, боевики отходят. Через какое-то время начинается новый «штурм».

Удары российской авиации

Действия России способствуют объединению усилий как правительственных войск Асада, так и «Сирийской свободной армии». ВКС РФ поддерживает сирийскую армию, поставляя вооружения, боеприпасы и материальные средства. Авиаудары способствовали дроблению отрядов ИГИЛ и затруднили подвоз подкрепления и боеприпасов. Однако действия России никак не повлияли на тактику и стратегию террористов: доставать их по-прежнему сложно.

ИГИЛ научилось перемещать свою технику и живую силу, копируя миграционные потоки. Кроме того, были созданы тысячи ложных целей: макеты танков, БТР, РСЗО, орудий, пикапов, оборудования для радиосетей, что снижает эффективность авиаударов. В ИГИЛ знают слабые стороны противника: это прежде всего избыточная доверчивость к электронным базам данных и показаниям электронных приборов. Как показала практика, зачастую ввести их в заблуждение можно простейшими средствами — с помощью песка, цемента и лопат.


http://www.rbc.ru/opinions/politics/18/12/2015/5673b8f39a79470caadc56a7
Tags: Сирия, вооружение, ракетное оружие, тактика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments